ТЕОСОФСЬКЕ ТОВАРИСТВО В УКРАЇНІ

Одеське відділення

Могут ли Махатмы быть эгоистичными?

Е.П.Блаватская

“The Theosophist”, Vol. V, № 11 (59), August, 1884, pp. 266-267. (первая публикация)

В разнообразных сочинениях по оккультным вопросам утверждается, что отсутствие эгоизма является sine qua non для успеха в оккультизме. Или, если это выразить более корректно, развитие неэгоистичного чувствования само по себе является наиважнейшим упражнением, неизбежно приносящим с собою “знание, которое есть сила”. Поэтому “знание”, которого ищет оккультист, не является знанием в обычном понимании, оно приходит как нечто само собою разумеющееся после того, как он удалит завесу, скрывающую от его взора истинное знание. Базис знания существует повсюду, поскольку феноменальный мир наполнен, точнее, изобилует фактами, причины которых необходимо найти. В феноменальном мире мы можем видеть лишь следствия, ибо в этом мире каждая причина является следствием какой-то другой причины и так далее; и поэтому истинное знание состоит в постижении корня всех феноменов и обретении правильного понимания первичной причины, “бескорнего корня”, который не является очередным следствием. Для верного понимания чего-либо нужно использовать именно те ощущения и инструменты, которые соответствуют природе этого объекта. Отсюда, чтобы понять ноуменальное, необходимо иметь ощущение ноуменального, в то время как преходящие явления можно воспринимать чувствами, соответствующими их природе. Оккультная философия учит, что седьмой принцип есть единственно вечная Реальность, а остальные принадлежат “миру форм”, которые непостоянны и иллюзорны в том смысле, что они преходящи. К ним сводится феноменальный мир, познаваемый с помощью чувств, соответствующих природе этих шести принципов.

Таким образом становится ясно, что только седьмое чувство, соответствующее ноуменальному миру, может постигнуть Абстрактную Реальность, лежащую в основе всех явлений. Поскольку этот седьмой принцип является всепроникающим, потенциально он существует во всех нас; и тот, кто стремится к истинному знанию, должен развить в себе это чувство или, точнее, снять завесу, мешающую его проявлению. Все ощущение личности сводится лишь к этим шести низшим принципам, ибо личность связана только с “миром форм”. Следовательно, истинное “знание” можно обрести, лишь сорвав все завесы Майи, возведенные личностью перед безличною Атмой.

Именно в личности сосредоточен эгоизм, вернее, эгоизм создает личность и viсe versa, так как они взаимодействуют и усугубляют друг друга. Ибо эгоизм есть чувство, стремящееся возвысить самовлюбленную личность. Следовательно, когда эгоизм ограничивает человека до узко личного, абсолютное знание невозможно, пока эгоизм не изжит. Однако, поскольку мы пребываем в этом мире феноменов, мы не можем полностью освободиться от чувства личности, даже если оно и лишено самовозвеличивания и честолюбия. В силу своего склада и стадии эволюции мы пребываем в “мире относительности”, но открывая, что безличность и не-двойственность являются конечной целью космической эволюции, мы должны стараться работать заодно с природой и не противопоставлять себя ее импульсам, которые в конечном итоге возьмут свое. Противостояние ей неизбежно влечет за собою страдания, ибо более слабая сила в своем самомнении пытается восстать против вселенского закона. Все, что делает оккультист — это ускорение процесса, позволив своей воле действовать в унисон с Космическою Волей или Замыслом Демиурга, а это возможно осуществить, лишь преуспев в сдерживании глупых попыток личности противостоять ей.

Поскольку же МАХАТМА — это только продвинутый оккультист, полностью контролирующий свое низшее “я” и удерживающий его в более или менее полном подчинении космическому импульсу, то по природе вещей для него невозможно действовать иначе как неэгоистично. И пока он не позволит своему высшему “Я” утвердить себя, он не перестанет быть МАХАТМОЙ. Поэтому те, кто, запутавшись в сетях неверного понимания индивидуальности, приписывают МАХАТМАМ “эгоизм”, когда они скрывают “знание” — не понимают, о чем говорят.

Закон космической эволюции всегда действует в направлении достижения цели высшего единства и перенесения феноменального в ноуменальный план, и МАХАТМЫ, будучи с ним en rapport, способствуют достижению этой цели. Поэтому им лучше известно, какое знание является самым нужным для человечества на данной ступени эволюции, и никто больше не компетентен судить об этом, ибо только они владеют фундаментальным знанием, способным определить верный курс и сделать правильный выбор. А тот, кто, все еще барахтаясь в трясине иллюзорных чувств, стремится указать, каким знанием МАХАТМЫ должны поделиться с нами и как они должны поступать, подобен для нас уличному мальчишке, намеревающемуся обучать науке профессора Гексли или политике — м-ра Гладстона.

Ибо как только малейшее чувство эгоизма попробует проявиться, станет заметно, что видение духовной сути — присущее только восприятию МАХАТМЫ — затуманивается, и он теряет “силу”, которою наделяет лишь абстрактное знание. Следовательно, мы постоянно должны проявлять неусыпную “волю”, не давая нашей низшей природе всплывать на поверхность, как это происходит в нашем неразвитом состоянии; и поэтому важнейшим условием, которое должен принять начинающий ученик, является величайшая активность, а не пассивность. Сначала его активность направляется на то, чтобы контролировать сопротивление низшего “я”; а когда оно побеждено, его освобожденная воля, сосредоточенная в высшем (истинном) “Я”, продолжает трудиться наиболее действенно и активно в унисон с космической идеей Божественного Разума.

“The Theosophist”, Vol. V, № 11 (59), August, 1884, pp. 266-267. (первая публикация)